Как взять верную ноту

06 Мар 2015 09:00
Культура
Как взять верную ноту
 Марина ПАНФИЛОВА
 Елена КУЗНЕЦОВА

– Наступает мое любимое время года, когда каждый день – хорошее настроение, – говорит артистка Тульской областной филармонии Елена Ионова, которую больше знают по псевдониму Viva Скрипка.


Сейчас Лена по большей части живет в столице, в Туле бывает реже. Оно и понятно: там больше возможностей реализоваться. К тому же Ионова теперь занята в одной из постановок Московского мюзик-холла.
– На одном из мероприятий мы познакомились с художественным руководителем Платоном Равинским, он увидел мое выступление и пригласил в свой коллектив, – рассказала она. – «Феерическое ревю» – это скорее шоу, чем спектакль, своеобразное ассорти из номеров разных жанров. Я работаю с балетом, но при этом сольно – других музыкантов рядом нет.
– Вы начинали в ансамбле скрипачей, а когда решились на сольную карьеру, страшно было?
– Разумеется! Это как будто с обрыва ныряешь в незнакомый водоем, и надо выплыть. Мне и сейчас страшно: каждый раз перед выходом к публике руки-ноги холодеют. Поэтому не очень люблю приезжать задолго до начала, хотя это и необходимо, ведь надо осмотреть сценическую площадку, все проверить. Но чем дольше длится ожидание, тем хуже. Я могу даже «перегореть», если перенервничаю. И так каждый раз: сначала – мандраж, потом – драйв, но это уже перед зрителями, когда музыка зазвучала. Правда, бывают моменты, когда на что-то отвлечешься, раскрепостишься… Был период, когда я выступала с Андреем Бандерой, Радой Рай, Викой Цыгановой, и хоть шансон – не моя стихия, в качестве практики всегда интересно попробовать себя в разных жанрах. И на одном из концертов Вики я, уже готовая к выходу, стояла и слушала, как она шутит, общаясь с публикой. И сама начала смеяться,так что забыла о волнении, и на сцене потом все было очень легко.
– Такое было в первый раз?
– Нет, подобное чувство испытала, когда выступала в 2004 году на Кубке Европы по бильярду: приехала в Москву с опозданием, прямо с концерта, не выспавшись, поэтому на волнение уже не было сил. В итоге стала выигрывать, вышла в 1/8 и – только тут сообразила, насколько это ответственное соревнование. И сразу словно что-то «захлопнулось», я заволновалась, начала хуже играть. Между прочим, впервые на сцену со скрипкой я вышла именно благодаря этому виду спорта: подрабатывала маркером в ресторане «Карусель», а директор Вячеслав Жуков предложил выступить…
– Ваше знакомство с руководителем Русского имперского балета Гедиминасом Тарандой произошло тоже случайно, и итогом также стало участие в одном из проектов…
– Да, несколько лет назад меня ему представил наш общий приятель, когда мы работали в Государственном концертном зале «Россия», с тех пор сотрудничаем. Гедиминас Леонович является продюсером многих проектов, в которые приглашает меня. Есть знакомства, за которые благодаришь судьбу, потому что свела тебя с личностью, которая, так или иначе, влияет на твою судьбу. Я многому учусь у Таранды, и не важно, что он – балетмейстер, а я – скрипачка: сильный человек невольно показывает тебе, как надо поступать в той или иной ситуации. Та самая прямая «балетная» спина у Гедиминаса проявляется во всем: он всегда собран, невозмутим, улыбчив. Но при этом чувствуется железный стержень, невероятная сила характера.
– Все, кто знаком с вами, могут сказать то же самое: «Елена Ионова – «железная леди».
– Скорее огненная: по знаку зодиака я – Овен, а его символ – яркое пламя, недаром же так люблю весну. И если уж я чем-нибудь «загораюсь», то непременно добиваюсь своего. Так было с самого раннего детства, когда в три года, послушав игру юного скрипача на Арбате, заявила родителям, что собираюсь стать скрипачкой. Они тогда посмеялись, но в семь лет я сама пришла в музыкальную школу и записалась на скрипку. А потом были годы учебы: постоянный труд, который не стал каторгой. Я благоговела перед педагогами, виртуозами, увиденными по телевизору или на сцене Тульской филармонии, куда приходила на концерты. И с самого детства хотела выступать. И хотя мне постоянно повторяли, что надо наслаждаться процессом, нравился всегда именно результат.
– И покорять столицу поехали с таким настроением: не отступать и не сдаваться?
– Москва – не чужой для меня город, я там родилась и жила в раннем детстве, а потом приезжала к бабушке на школьные каникулы. И мама только последние пять лет живет в Туле, а 15 лет до этого я ездила к ней в Первопрестольную. Поэтому, когда оказалась в Москве, не было ощущения, что попала в незнакомую среду. Да и вообще привыкла к поездкам, к гастролям – это своего рода драйв. А сейчас «все свое вожу с собой»: в машине – костюмы, инструмент, ноты, грим, так что в любой момент могу отправиться куда угодно.
– Есть у вас какое-то хобби или музыке отдаются все силы?
– Время от времени увлекаюсь чем-то, и сейчас началась новая полоса, о которой говорю впервые в «Тульских известиях»: почти месяц хожу на каток в Москве. Занимаюсь с тренером, хочу научиться уверенно скользить по льду.
– Собираетесь участвовать в каком-то проекте?
– Нет, все опять ради скрипки: хочу попробовать сделать номер на льду, чтобы играть и при этом двигаться. Тут опять проявляется характер Овна: я «загорелась» и теперь не успокоюсь, пока не добьюсь своего, как было и с бильярдом. Ведь я начала всерьез «гонять шары» после того, как один из посетителей «Карусели», подначив меня, сказал, что это – не женское дело. Захотелось доказать, что он не прав. В итоге через четыре месяца я получила первое место на областных соревнованиях, а потом попала на тот самый Кубок Европы. Теперь новое увлечение, и мой тренер удовлетворен результатами, а я уже знаю, что не остановлюсь на полпути.
– Прекрасная физическая подготовка – итог долгих тренировок в спортзале?
– Скорее это итог частых выступлений на публике: когда человек нервничает, калории сгорают стремительно. Был случай, когда во время одного из концертов в престижном клубе организатор убрал со сцены женский ансамбль, который работал, скажем так, некачественно. Выйдя сразу после них, я ощутила такой негатив в зале! И пришлось отрабатывать за себя и за предшественниц, чтобы вернуть публике хорошее настроение. С меня действительно семь потов сошло, пока народ не начал аплодировать, подсаживаться поближе к подмосткам, смеяться. Думаю, килограмма три потеряла за один тот вечер, не меньше.
– Что мешает в работе больше всего?
– Когда меня видят на сцене, срабатывает стереотип: начинают сравнивать с Ванессой Мэй, хотя не она была основоположником подобного исполнения скрипичной музыки. К примеру, Жан-Люк Понти, Игуди Манухин стали выступать в этом жанре еще раньше. Но когда я исполняю классику в современной обработке на электроскрипке, то все – клише срабатывает! И не важно, есть это произведение в репертуаре Мэй или нет– тут же вспоминают про нее, говорят о кавер-версиях. Но у меня есть новая идея, которую вынашиваю уже давно, и, надеюсь, сумею доказать, что я – другая. Мы с Мэй разные – и по менталитету, и по темпераменту, по манере игры. Что задумала, говорить пока рано, пусть будет сюрприз для зрителей.
Короткая ссылка на новость: http://m.tnews.tula.net/~Jxvf6
Перейти на полную версию