Депутат из телевизора

06 Мар 2015 09:30
Власть
Депутат из телевизора
 Ирина МИХЕЕВА
 Андрей ЛЫЖЕНКОВ 

Сергей Белов в представлении не нуждается: сказывается долгая работа в ГТРК «Тула», которую в последние годы он возглавляет. Но не так давно журналист стал еще и депутатом Тульской областной Думы. И жизнь телевизионщика существенно поменялась… 

– Одно дело снимать сюжеты о депутатах, и совсем другое – быть депутатом. Как вам в шкуре народного избранника? 

– С одной стороны, стало больше возможностей помогать людям, менять жизнь округа, региона. С другой стороны, объем работы вырос колоссально. Если раньше ко мне как к журналисту, директору ГТРК с просьбами обращались 5–10 человек в квартал, то сейчас поступают сотни заявок каждый месяц. 
И морально это тяжело. Ведь я привык быть, что называется, «хорошим мальчиком»: учился в школе на пятерки, меня хвалили, когда служил в армии, трудился. А теперь – вот пришли 100 человек, и 10 я реально помог, еще 50 объяснил, что их вопрос не решится прямо сейчас, а еще 40 рассказал, что их просьбы не могут быть выполнены в принципе. И когда в ответ получаешь что-то вроде: «Ну, что ж вы, Сергей Александрович… Мы же за вас голосовали, а вы не можете нам дать двухкомнатную квартиру» – или что-то в этом роде, то становится неприятно, что разочаровал людей. 
Есть, конечно, и положительные отклики. Я работаю в Думе на общественных началах, и оказывать спонсорскую помощь, о которой просят, не получается. Но и ресурс журналиста очень велик. Взять конкретный пример: ко мне обратилась женщина, которая попала на удочку аферистов. Ей продали кусок пластмассы под видом массажера за 14 тысяч рублей. Я позвонил директору магазина и пообещал, что мои корреспонденты приедут с камерами и расскажут об этом случае. В итоге деньги женщине вернули. И это – влияние телеканала. Когда контрагенты понимают, что я не просто депутат, не просто часть команды губернатора, а еще и человек с «России», то вопросы решаются быстрее. 
Хочется, конечно, помочь всем, но так не получается. 

– Депутаты нужны не только для того, чтобы латать крыши и убирать свалки. Есть же вопросы, которые Дума может и должна решать системно. Какими направлениями лично вы занимаетесь? 

– Я работаю в комитете по госстроительству, безопасности и местному самоуправлению и могу сказать, что потенциал местного самоуправления у нас не реализован. В муниципалитетах нет нормального баланса между задачами и ресурсами. Здесь есть над чем подумать: какие полномочия оставить районам, насколько их нужно расширять и как сделать так, чтобы за ними шли деньги. 
Есть еще много мелких вопросов, которые могут решать депутаты. Например, я подготовил инициативу, касающуюся эвакуаторов. Вот смотрите: проблема в том, что федеральное законодательство не регулирует момент, когда машина считается эвакуированной. Обычно как? Приходит человек и видит, что полиция уже составляет протокол о парковке в неположенном месте, а крепкие люди начинают грузить авто на эвакуатор. Водитель согласен заплатить штраф и просит вернуть машину на место, но ему отвечают, что уже поздно – придется забирать транспорт со штрафстоянки. Отсюда конфликты. В Москве были случаи, когда люди запирались в авто, ругались, дрались и так далее. 
Что делать? ГИБДД говорит, что нарушение должно быть устранено любым путем. И если водитель сам уезжает, это тоже нормально. Понятно, что в такой ситуации эвакуаторщики получают от мертвого осла уши. И они, конечно, сопротивляются. Одни говорят: если мы подняли машину, то все – она эвакуирована. Другие утверждают, что ничего назад уже не вернуть, если легковушку погрузили на эвакуатор. И так далее. 
Я же предлагаю принять решение в Думе и определить тот самый момент, начиная с которого эвакуацию уже нельзя остановить. Аппарат регионального парламента пока убеждает меня, что мы не можем так сделать, потому что это полномочия ГИБДД и минтранса. Но! ГИБДД говорит, что это в компетенции депутатов. А минтранс говорит, что это полномочия Думы и ГИБДД. Вот такая странная история. Хотя подобное решение облегчило бы жизнь тысячам автолюбителей. 

– То есть, находясь в системе, вы столкнулись с ее неповоротливостью… 

– Да, но бюрократия все-таки должна быть. Дума обсуждает важные законы, и если действовать впопыхах, то можно такого напринимать, что мало не покажется. 

– Все-таки привыкли уже к работе в парламенте? 

– Можно и так сказать. Но я оказался в парадоксальной ситуации: свой среди чужих, чужой среди своих. Депутаты видят во мне журналиста, а журналисты – депутата. Так и работаем. 

– Кстати, о журналистике: у вас же была авторская программа «Главное». Вернетесь к ней? 

– Да, такие планы есть. Но хочется, чтобы она выходила сразу на «России 1» и на «России 24», вещание на последнем канале мы, если все сложится, запустим, когда на улице потеплеет. Тогда я вернусь в кадр и буду делать программу не на 12 минут, как раньше, а, например, на 26 минут. Но пока не будем загадывать. 

– Новое «Главное» вы будете вести как журналист Белов? Или как депутат Белов? 

– Все вместе. Мне кажется, невозможно отделить одно от другого. 

– А что насчет корпоративной этики? Если появится негативная информация, например, о коллегах по фракции в Думе, то вам уже будет сложнее показывать это. Или нет? 

– То, что я стал депутатом, не повлияло на журналистский подход. Тульская область небольшая, и всех ньюсмейкеров я знаю лично. Естественно, когда идет какой-то негативный материал, я готов к тому, что люди будут звонить и возмущаться. Это было до депутатства, и это осталось сейчас. Но мы подаем информацию объективно и всегда даем слово второй стороне. А утаивать что-то нет смысла: если не скажем мы, скажут другие. 

– Значит, договориться с вами по-де­пу­татски не получится? 

– Не получится. Но что хочу сказать насчет депутатства. Бывают случаи, когда приходят продюсеры и говорят, что позарез нужен комментарий того или иного министра, а через приемную его не достать: то занят, то на совещание ушел и тому подобное. Такое нечасто, но бывает. И как депутату мне проще позвонить ему напрямую и попросить уделить нам время. Можно сказать, использую служебное положение. 

– Вы говорили, что к ньюсмейкерам отношение осталось прежним, а к жителям? 


– Безусловно, мы, депутаты, и власть в целом – в большом долгу перед жителями за плохие дороги местами, за отсутствие воды, газа, света и так далее. Требования людей привести их жизнь в норму абсолютно справедливые. Это первое. 
Второе. У меня в Щекине есть два дома. Возле одного цветут розы, стоят скульптурные композиции, все чисто убрано – душа радуется. А в трех минутах езды стоит другой дом, и вокруг него грязь, лужи, вместо цветов – окурки, нет лавочек. Почему так? Потому что в первом неравнодушные активные жители, которые сами участвуют во всем – ходят на субботники, включились в Народный бюджет. А во втором – тоже хорошие люди, но они настроены потребительски, не могут договариваться, старшего по дому до сих пор никак не выберут. Они даже дерутся! Когда я проводил встречу, две бабушки, заспорив, перешли к рукоприкладству, пришлось их разнимать. 
Конечно, и те, и другие заслуживают нормальных условий жизни. Но говорить «Дайте нам» и ничего не делать – это длинный путь. А если самим прикладывать усилия к решению проблем, то проблемы решатся гораздо быстрее.

Короткая ссылка на новость: http://m.tnews.tula.net/~0zk82
Перейти на полную версию